?

Log in

No account? Create an account

Мой мир

"Копенгаген" БДТ в Москве / "Copenhagen" by BDT in Moscow

"Копенгаген" БДТ в Москве / "Copenhagen" by BDT in Moscow

Previous Entry Поделиться Next Entry
Tarusa

Вчерашний спектакль Копенгаген БДТ начался для меня достаточно бурно. У Большого театра прорвало трубу, и по Петровке весело бежали мутные потоки воды, на фоне которых Малый театр «казался островом печальным». Всё было огорожено, к памятнику Островскому пропускали по билетам: это был первый случай, когда их у меня проверяли на улице! Только после преодоления водной преграды можно было окунуться в загадочную атмосферу скандинавской встречи Бора и Гейзенберга в 1941 году, которая могла изменить судьбу планеты.

 

Copenhagen by BDT started quite dramatically for me yesterday. A water pipe leaked at the Bolshoi Theater, so turbid torrents were running merrily down Petrovka, leaving the Maly Theater “forlorn and islanded”. Everything was blocked, tickets were required to get to the Ostrovsky monument, it was the first time they ever checked my tickets outside! It was only after crossing the water barrier when you were allowed to get into the magic atmosphere of the Scandinavian meeting between Bohr and Heisenberg in 1941, which could change the future of the world.

Или не могла? Двух действий недостаточно, чтобы получить однозначный ответ на этот вопрос. Могли ли физики противоборствующих стран договориться не развивать атомный проект и спасти мир от Хиросимы и Нагасаки? Гейзенберг этого хотел: ведь других целей приезда в Копенгаген не было, а в дальнейшем он сам тормозил практические расчёты бомбы. Бор тоже был противником бомбы и сторонником наднационального сотрудничества, что доказывается его неоднократными призывами привлечь СССР к американской атомной программе. Но их могли заменить другими, которые, пусть не так скоро, провели бы нужные эксперименты «над живым объектом».

 

Басилашвили и Дегтярь передают эти сомнения и замыслы, обуревавшие гениальных физиков. Особенно это касается последнего, которому (Гейзенбергу) и нужно было принимать самостоятельное решение о развитии немецкой ядерной программы. И надо сказать, ему блестяще удаётся изобразить сомнения героя!

 

В конце концов, ведь они так и не поняли друг друга, разговор толком не состоялся. Что этому виной? Недомолвки, из-за которых Бор так и не понял мысли Гейзенберга? Привходящие обстоятельства: еврейская кровь Бора, излишняя напористость Гейзенберга? Или утопичность самой идеи, так и не реализованной ни у Фрейна, ни у Солженицына?

 

Вопрос остаётся открытым. Бор и Гейзенберг продолжают спор об этом на небесах, оставлял зрителей на земле. Они делают страшный выбор на фоне проекции огромного атомного гриба. Надо только не забывать, что этический выбор рано или поздно делает каждый из нас, пусть и в меньших масштабах. Оправдает ли нас история?

 

Could it? Two acts are not enough to get a decisive answer. Was it possible for physicists from the opposite sides to agree not to push the atomic project and save the world from Hiroshima and Nagasaki? That’s what Heisenberg wanted, as there were no other goals of his Copenhagen trip and he delayed practical bomb calculations later. Bohr also opposed to the bomb and backed over-national co-operation, as proved by his multiple calls on involving USSR to the US nuclear program. Others could replace them however who could run the necessary trials over “a live object”, though something later.

 

Basilashvili and Degtyar demonstrate these doubts and ideas of the physics geniuses. Especially the latter who (Heisenberg) had to take a personal decision on pushing the German nuclear program. Must say, he has succeeded perfectly in describing the character’s doubts.

 

They have failed to understand each other after all, the discussion generally failed. What was wrong? Lack of clarity, because of which Bohr failed to conceive Heisenberg’s idea? Occasional circumstances, like Bohr’s Jewish blood or excessive Heisenberg’s push? Or was the whole idea utopist, as it failed to gain ground either with Frayn or Solzhenitsyn?

 

The question stays open. Bohr and Heisenberg go on disputing in heaven and leave the spectators on earth. They make their awful choice against a huge nuclear mushroom projected in the background. You’ve got to bear in mind however that each of us takes ethic decisions sooner or later, though in minor scale. Will the history justify us?

Разработано LiveJournal.com