?

Log in

No account? Create an account

Мой мир

Стихи Е. Евтушенко / Poems by Ye. Yevtushenko

Стихи Е. Евтушенко / Poems by Ye. Yevtushenko

Previous Entry Поделиться Next Entry
Shakhmatovo

Дочитал книгу стихов Евтушенко.  Это кажется невероятным, но в книге есть стихи 50ых годов, а последнее датируется 2013. Но при всей эволюции поэта чувствуется единый стиль. Какая-то нарочитая небрежность в обращении со словами, которые расступаются, чтобы дать дорогу искреннему чувству.

У Евтушенко много политических стихов. Если Хотят ли русские войны? в своё время соответствовало конъюнктуре, то многие другие шли с ней в разрез, причём это касается и постсоветского времени. Мне лично ближе показалась любовная лирика, именно с учётом стиля стихосложения. А впрочем, судите сами.

Have finished the book of poems by Yevtushenko. It sounds incredible but the book contains poems from 1950s, while the latest one dates back to 2013. But the poet’s evolution cannot hide the specific style. It is some deliberate carelessness in choosing the words, which make room for the sincere feelings.

Yevtushenko has many political poems. If Do the Russians want war? was in the trend, many others were not, the same applies to post-Soviet time. I have personally most liked his love lyrics, especially considering the style of poem construction. You may however judge for yourselves.




Я товарища хороню.
Эту тайну я хмуро храню.
Для других он еще живой.
Для других он еще с женой,
для других еще с ним дружу,
ибо с ним в рестораны хожу.
Никому я не расскажу,
Никому -
что с мертвым дружу.
Говорю не с его чистотой,
а с нечистою пустотой.
И не дружеская простота -
держит рюмку в руке пустота.
Ты прости,
что тебя не браню,
не браню,
а молчком хороню,
Это что же такое,
что?
У меня не умер никто,
и немного прожито лет,
а уж стольких товарищей нет.

***

Очарованья ранние прекрасны.





Очарованья ранами опасны...

Но что с того – ведь мы над суетой

к познанью наивысшему причастны,

спасённые счастливой слепотой.


И мы, не опасаясь оступиться,

со зрячей точки зрения глупы,

проносим очарованные лица

среди разочарованной толпы.


От быта, от житейского расчёта,

от бледных скептиков и розовых проныр

нас тянет вдаль мерцающее что-то,

преображая отсветами мир.


Но неизбежность разочарований

даёт прозренье. Всё по сторонам

приобретает разом очертанья,

до этого неведомые нам.


Мир предстаёт, не брезжа, не туманясь,

особенным ничем не осиян,

но чудится, что эта безобманность –

обман, а то, что было, – не обман.


Ведь не способность быть премудрым змием,

не опыта сомнительная честь,

а свойство очаровываться миром

нам открывает мир, какой он есть.


Вдруг некто с очарованным лицом

мелькнёт, спеша на дальнее мерцанье,

и вовсе нам не кажется слепцом –

самим себе мы кажемся слепцами...





***
Когда взошло твое лицо

над жизнью скомканной моею,

вначале понял я лишь то,

как скудно все, что я имею.



Но рощи, реки и моря

оно особо осветило

и в краски мира посвятило

непосвященного меня.



Я так боюсь, я так боюсь

конца нежданного восхода,

конца открытий, слез, восторга,

но с этим страхом не борюсь.



Я помню - этот страх

и есть любовь. Его лелею,
хотя лелеять не умею,
своей любви небрежный страж.

Я страхом этим взят в кольцо.
Мгновенья эти - знаю - кратки,
и для меня исчезнут краски,
когда зайдет твое лицо...



Translated by Alec Vagapov
I'm burying my friend, I suppose,
It's a secret I never disclose.
Others think that he's still alive,
Others know that he has a wife,
that we still have got friendly ties,
for we dine out together sometimes.
And I don't want to tell anyone
that my friend is a living dead man.
It's not cleanness I'm talking with,
I'm talking to a void and filth
It's not friendship that's raised a glass
not openness, - emptiness has.
I do not condemn what you do,
I'm silent, I'm just burying you.
Well, what's that? Do I get it right? ...
After all, no one has died,
and I haven't lived long as yet
But so many friends are dead.

***
Enchantment is a wonderful sensation.
But it can also be a menacing temptation...
However, we don't care and don't mind:
amidst the vanity it's our revelation,
and we are save and happy since we're blind.

We bravely put ourselves through our paces,
The sighted think we're silly, but they're wrong,
we hold our heads and our enchanted faces
amidst the nonchalant and disillusioned throng.

We flee from the routine and daily cares,
from feeble sceptics and optimistic freaks,
we have a longing for some distant flares
transfiguring the world with gleaming streaks.

But disillusion brings about enlightenment,
and all the things around us all at once
appear before us in a different light and
take an new shape, quite unfamiliar to us.

We see the world unveiled, clear-cut and luminous,
without anything particular in view,
but it appears that this seeming truthfulness
is false, while what we saw before is true.

It isn't wisdom, nor one's power of judgment,
nor life experience's doubtful pride,
it's human fascination and enchantment
that show the world to us in its true light.

When we catch sight of someone on the way
towards a distant shimmering light, delighted,
we don't think that he is a blind man anyway -
we tend to think ourselves to be short-sighted...

***
When suddenly I saw you rise
over my miserable living
at first I came to realize
that all I had was void of meaning.

Your face, however, like the sun,
lit up the forests, seas and boroughs
and let me uninitiated man
into the world of magic colours.

I'm scared that there may be
the end of sudden revelation,
and tears and joys and admiration,
but I don't struggle with my fear.

This fear is nothing else but love.
I foster it thought I can't do it,
and, putting up with fears I have,
I guard my love from being ruined.

I‘m bound down by this fear.
The colours won't last long, you bet;
for me they all will disappear
if, like the sun, your face should set.

Разработано LiveJournal.com