?

Log in

No account? Create an account

Мой мир

"Божественная комедия" Meno Fortas / "The Divine Comedy" by Meno Fortas

"Божественная комедия" Meno Fortas / "The Divine Comedy" by Meno Fortas

Previous Entry Поделиться Next Entry
OGSM
Пишу о необычайном впечатлении от постановки Божественной комедии Някрошюса с некоторым сожалением. Совместная постановка силами актёров Meno Fortas была показана в Москве один раз в рамках фестиваля Станиславского, и теперь её можно будет увидеть только в Вильнюсе или на других гастролях. Тем не менее, это событие оставило столько эмоций, что не поделиться ими было бы неправильно.

Первое впечатление было не самым приятным: постановка велась на литовском языке с титрами на русском. Учитывая, что все актёры, как и большинство литовцев, владеют русским, это кажется странным, но объяснимо, учитывая, что речь идёт о поэзии, которая слово в слово не переводится. Заставлять всю труппу учить текст ещё раз ради одного спектакля, конечно, было бы неверно. Но зрителям приходилось часто задирать головы вверх, пропуская какие-то моменты на сцене. Что ж, таков бич международных драматических постановок, никуда от этого не уйти.

А на сцене было что посмотреть. В программке упомянули любовь Някрошюса к камням, но таковых я почти не заметил, если не считать образное воплощение душ из Чистилища, которые в одной из последних сцен поднимаются на канатах вверх. Зато силами одних актёров режиссёр успешно показал воду, ветер, лес и прочий антураж.
There was a lot to see on the stage. The program mentioned Nekroṣius’s passion for stones, but I have barely noticed the latter except the transformation of the souls from the Purgatory ascending by the ropes in one of the last scenes. But the producer uses only actors to describe water, wind, forest and other background.

Игра актёров часто была понятна без слов, настолько вдохновенно они исполняли роли. Как свет и надежда почти в каждой сцене являлась герою Беатриче (Тришкаускайте), его былая любовь, в поисках которой он очутился в потустороннем мире. Их дуэт прекрасно сыгран и выполнял кое-какие сцены на грани акробатики. Забавно, что в отдельных эпизодах Беатриче заигрывала с Вергилием, а Данте позволял страстно целовать себя Франческе и другим персонажам. Интересно, что хотел этим сказать Някрошюс? Но, поскольку в этой части дилогии речь идёт об Аде, было много инфернальных сцен с ужасными персонажами, которые могут сниться неподготовленным зрителям по ночам. Глядя на трясущегося Папу Римского в исполнении Вилкайтиса, понимаешь, почему на билете не рекомендовали посещение лицам до 16 лет.

На Данте ужасы не влияют. Казлас играет своего героя весело и непринуждённо. Тот не сильно боится дремучего леса, а уже в первом круге берёт автографы у античных корифеев. Вообще, герой производит впечатление очень молодого человека. С ним было бы сложно соотнести слова «земную жизнь пройдя до половины», если только не вспомнить, что в XIII веке люди жили меньше, чем сейчас. А вот образ Вергилия (Вилюс) мне показался спорным. На фоне уверенного в себе Данте он выступает каким-то истериком, часто срывается на крик, что не соответствует образу учителя, каковым его в тексте называет сам Данте.

Что в спектакле бесспорно – это сценография и музыкальное сопровождение, подобранное Мамонтовасом. Смена счастья и несчастья, показанная как калейдоскоп мелодий и сцен – разве это не есть наша жизнь? Вокруг нас окружают Ад и Рай, мы сталкиваемся с ними повсюду, только иногда не видим этого…

I am posting on the unusual impression left after The Divine Comedy by Nekroṣius with a little uneasiness. The combined performance by Meno Fortas troop was played only once in Moscow during the Stanislavsky Festival, now you can only see it in Vilnius or at other tours. Nevertheless, this event has brought such emotions, that it would have been a miss not to share them.

The first impression was not the best, the performance was in Lithuanian with titers in Russian. It looks strange because all the actors know Russian like most Lithuanians, but can be explained by the poetic nature of the text. It cannot be translated word by word. Of course, it would be wrong to make the troop learn the text once again just for a single performance. But the spectators had to frequently look up and miss something on the stage. Well, that’s the plague of international drama performances, you can’t help it.

Playing was often clear without words due to the way the actors animated their roles. Light and hope used to come to the hero in every scene in the figure of Beatrice (Triṣkauskaite), his former beloved, whom he had been searching in the other world. Their duet was perfect and played certain scenes on the verge of acrobatics. It’s curious that some episodes showed Beatrice flirting with Virgil and Dante allowing Francesca and other characters to kiss him. I wonder what Nekroṣius wanted to say by this? But once the first part of the dilogy dealt with the Hell, there were plenty of scenes with infernal characters who might come in night dreams to poorly prepared spectators. As you saw the trembling Pope played by Vilkaitis, you understood why the ticket had not recommended the performance to those under 16 years old.

Dante is not impressed by the horrors. Kazlas plays his hero joyfully and freely. He is not too much afraid of the dense forest and takes signatures from the Ancient luminaries already in the first circle. The hero in general gives the impression of a very young person. You could hardly connect it to the words about the middle of the lifetime, unless you recall that the life used to be much shorter back in the 13th century. As to Virgil (Vilius), his character seemed not convincing to me. He looks hysterical against the self-sure Dante, his voice tends to turn into a cry, it hardly corresponds to the image of teacher as Dante himself calls him in the text.

What is beyond doubt is the scenery and the music composed by Mamontovas. Combination of happiness and unhappiness realized via kaleidoscope of melodies and scenes, is it not our life? We are all surrounded by the Hell and the Heaven, we face them everywhere, but do not seem to notice…
  • Как-то я была на спектакле немецкого театра "Три сестры", где играли по-немецки, и наверху были субтитры. В антракте я прокомментировала, что это неудобно, а рядом сидел пожилой зритель, который сказал, что текст "Трёх сестёр" надо знать :) Может и так - свои известные пьесы зритель может знать, а вот что говорят герои переложенного в драматургию Данте - тут требуется перевод.
    • Опыт показывает, что и в своих известных пьесах постановщики иногда опускают отдельные реплики или даже сцены: сам с таким сталкивался, например, в Малом театре. Так что на знание текста я бы так не уповал.
  • Помнитс, в Театре имени Моссовета, когда там настролировали немецкие театры, зрителям выдавали такие приборчики с наушниками, чтобы слушать синхронный перевод. Я не брала, так как и так было все понятно, но задавалась вопросом, удобно ли это вообще: во-первых, немного отвлекает от игры актеров, во-вторых, все это довольно громко, может помешать смотреть и слушать зрителм, которые не стали пользоваться синхронным переводом. Самой потом приходилось переводить синхронно и с немецкого, и на немецкий( но не спектакли, а фильмы), там аппаратура зрителям выдавалась другая, наушники получше, не так мешало, к тому же от действия фильма перевод не так отвлекает, как от театрального действия.
    А в этом году в шекспировском"Глобусе" мне понравилось, как некоторые иностранцы во время спектаклей "Буря" и "Макбет" доставали планшеты и следили по тексту на своем языке, что происходит на сцене:) В закрытом театре это бы смотрелось не очень хорошо, а вот в открытом "Глобусе" вполне приемлимо.
    • Кстати, очень интересные идеи. Насчёт планшетов, правда, надо проверять, чтобы текст при постановке не был изменён. Мой опыт показывает, что любой постановщик творчески подходит к самым неприкосновенным драмам.
      • В Глобусе все было во всех случаях прямо по тексту, но вот в других театрах были сокращения текста( отступлений почти не было), там могли возникнуть проблемы.
Разработано LiveJournal.com