?

Log in

No account? Create an account

Мой мир

"Архипелаг ГУЛаг" А. Солженицына / "The Gulag Archipelago" by A. Solzhenitsyn

"Архипелаг ГУЛаг" А. Солженицына / "The Gulag Archipelago" by A. Solzhenitsyn

Previous Entry Поделиться Next Entry
Tarusa
Архипелаг ГУЛаг – знаковое произведение в российской литературе, и мне самому удивительно, что я решил ознакомиться с ним только теперь. Возможно, тут дело в инерции сознания: при Сталине были репрессии, были лагеря, ну что тут можно доказывать или объяснять теперь, в пост-перестроечной России?

The Gulag Archipelago is a symbolic thing in the Russian literature. I wonder myself how it happens that it’s only now that I’ve made up my mind to read it. Probably, it’s just a stereotype: there used to be repressions and camps under Stalin, is there anything to prove or to claim now, in the post-Perestroyka Russia?



Солженицын ставил целью создание энциклопедии репрессий, и у него подробно представлены все эти истребительно- исправительно-трудовые лагеря, особые трудовые лагеря, командировки и прочие способы эксплуатации заключённых. Ради чего? Вопреки нынешним учебникам, вовсе не для поддержания экономики, которая при командной системе якобы базировалась исключительно на рабском труде. Автор показывает, что лагеря были неэффективны, их труд – непроизводителен, охранная инфраструктура слишком дорогой. Вероятно, были исключения вроде колымского золота, но и здесь эффективность выражалась больше в валюте, получаемой от экспорта. Впрочем, это известно любому россиянину, который видел следы таких проектов: железную дорогу через западно-сибирские болота, Беломорканал, по которому из-за малой глубины почти не ходят суда, попытку строить туннель на Сахалин и т.д.

Так для чего же все эти лагеря? Ответ очевиден: для истребления одних и устрашения других. Солженицын чётко проводит взаимосвязь между коммунистическими догмами и действиями властей, парируя таким образом нелепые утверждения о «культе личности» как главном виновнике случившегося. И как отправную точку он отсчитывает не пресловутый 1937 год, когда коммунисты репрессировали друг друга, а малозаметный эпизод дела Косырева 1919 года. Тогда были поставлены под сомнение неслыханные полномочия ВЧК, а злоупотребления вынудили решать вопрос о контроле (хотя бы партийном) над этой организацией. Но, осознав серьёзность момента, её председатель Дзержинский лично явился на суд и сделал всё, чтобы выгородить обвиняемых. В условиях гражданской войны ограничивать чекистов не решились, а потом это стало уже невозможно.

Следуя этой логике, взаимосвязь репрессивного аппарата с коммунистической системой автор прослеживает и после смерти Сталина. Да, массовые расстрелы прекратились. Сложнее стало отправлять неугодных в лагеря. В связи с амнистией (и, возможно, требованиями экономии?) большинство лагерей закрылись, но некоторые остались. Принудительный труд оставался нормой много позже окончания «культа личности». Сама амнистия прошла тихо, жертвам пришлось долго добиваться реабилитации, тень прошлого мешала жить именно им, а не тем, кто их в лагеря отправил. Наконец, до самой перестройки включительно процент оправдательных приговоров в СССР оставался мизерным: это ли не живое наследие сталинских репрессий? А как с этим обстоит сейчас?

Помимо этого в книге есть масса других небезынтересных подробностей: лагерные восстания, не отражённые в учебниках по истории, занижение уголовной ответственности за воровство частного имущества как метод искоренения частной собственности. А главное – большая боль и беда многих людей, которым довелось пройти через эту мясорубку. И большое желание не допустить её повторения.

Solzhenitsyn’s challenge was to create an encyclopaedia of repressions and he shows in detail all those terminating correcting labor camps, special labor camps, remote locations and other ways to exploit the prisoners. What for? Contrary to today’s teachbooks, not to support the economy allegedly based solely on forced labor under the command system. The writer demonstrates that the camps were not efficient, their labor lacked productivity, the guard infrastructure was too expensive. There could be exceptions like the Kolyma gold, but even here the efficiency was largely due to the hard currency from its export. But this is obvious to all Russians who have seen traces of such projects like the railway across the West-Siberian swamps, the Baltic-White Sea Canal barely used due to low depth, the trial tunnel to the Sakhalin etc.

So what were the camps intended for? The answer is clear, to kill people and to frighten the others. Solzhenitsyn follows closely the tie between the Communist dogmas and the actions by the authorities, thus rejecting clumsy statements on the personality cult as the main cause of what happened. As the starting point he doesn’t take the year 1937 when Communists repressed each other, but a less known episode of the Kosyrev case, 1919. It was then when the unheard before power of the All-Russian Emergency Commission (VChK) was challenged and the excesses raised the question of control (at least by the party) over this body. But Dzerzhinsky, its chairman got the seriousness of the moment and attended the court in person to do his best to protect the accused ones. They decided not to limit the Chekists amid the Civil War, later it became impossible.

Following the same logic, the writer follow the tie between the repression body and the Communist system after Stalin’s death too. Yes, mass shooting was over. It became more difficult to send opposed to the camps. Most camps were shut down due to the amnesty (and probably cost saving?), but some remained.  Forced labor was a norm long after the end of the personality cult. The amnesty itself was calmed down, those affected had to wait a long for the rehabilitation, the shadow of the past kept spoiling their lives and not the lives of those who had sent them to the camps. After all, the share of not-guilty verdicts in the USSR kept tiny until the Perestroyka, inclusive, is it not the alive inheritance of the Stalinist repressions? What is the figure now?

Apart from this, the book includes lots of other curious details like camp uprisings missing from history teachbooks, reducing criminal responsibility for stealing private property as a means to eradicate the private property. And the main thing, the big pain and misfortune for many people who had to pass through such a mincer. And a great wish to check its repeating.

  • Эта книга должна войти в школьную программу!
    • Да, хотя бы по истории. Солженицын издевается над советскими учебниками, в которых подробно излагаются "кровавое воскресенье" и Ленский расстрел, но более масштабные антисоветские восстания в лагерях обойдены молчанием.
  • С днем Рождения! Счастья, здоровья, хорошего настроения, интересных поездок и увлекательных книг!

    Очень давно хочу прочесть эту книгу, спасибо за напоминание! Лагерные восстания, действительно в учебниках упоминаются лишь по факту, в университете мы к сожалению, тоже не углублялись в эту тему. Предполагаю, что данная тема не очень хорошо изучена. У нас столько белых пятен в истории, что порой только художественная литература способна помочь понять что именно происходило...
    • Спасибо за пожелания! Надеюсь, всего этого будет вдосталь.

      У Солженицына в Архипелаге художественного мало: он настаивает, что там нет вымысла. Но, конечно, к серьёзным архивам его никто не подпускал (если они вообще уцелели), так что информация очень часто разрозненная и состыкованная из рассказов очевидцев.
  • C Днём рождения !!! :)

    Счастья и КРЕПКОГО ЗДОРОВЬЯ !!!!!!!!
  • С Днем Рождения! :)
Разработано LiveJournal.com