?

Log in

No account? Create an account

Мой мир

А.Е. Снесарев. Письма с фронта / A. Snesarev. The Letters from the Front

А.Е. Снесарев. Письма с фронта / A. Snesarev. The Letters from the Front

Previous Entry Поделиться Next Entry
Tarusa
Письма с фронта Снесарева – это настоящие письма, которые генерал писал домой, т.е. жене и родителям. Меня они заинтересовали как свидетельство человека – участника роковых для России событий начала XX века. Как получилось, что энтузиазм начала I мировой войны сменился апатией и последующей революцией?

The Letters from the Front by Snesarev are the true letters the general wrote home, i.e. to his wife and to parents. They were interesting to me as the evidence of a man who used to live during the stormy events of the early 20th c. in Russia. How did the enthusiasm of the beginning of World War I change for the apathy and the following revolution?



Конечно, здесь высок элемент субъективизма. Разумеется, кадровый офицер, успешный в боях склонен преувеличивать наши ресурсы. С самого начала отдавая себе отчёт в том, что война будет вестись на истощение, он уверен в том, что ресурсы России огромны и не предвидит никаких проблем. Даже неудачи 1915 года его не переубедили: он утверждает, что оставление Варшавы было предусмотрено стратегическими планами уже на первые месяцы войны.

Диссонансом с ура-патриотизмом звучит недоумение по поводу позиции лидеров Государственной Думы и других сторонников «ответственного министерства». С течением времени их становится больше, а в январе 1917 года в Киеве прохожие уже делают Снесареву замечания за попытку навести дисциплину.

И «случайность» продовольственного кризиса в Петрограде, ставшего поводом к революции, опровергается текстом писем. В них упоминаются голодные бунты в Москве и Петрограде, а сам Снесарев уже с 1915 года регулярно пересылает семье пайковый сахар, вероятно, потому что в Петрограде его можно было купить лишь за большие деньги. В 1916 году к списку пересылаемых продуктов прибавляются даже крупы.

Стремительности революции никто не ожидал, и письма 1917 года кажутся написанными совсем другим человеком: неуверенным в себе, опасающимся за свою семью. В некоторых из них ему удаются политические прогнозы (о падении Корнилова, нежелательности возвращения семьи осенью из Воронежской губернии в Петроград), в некоторых – нет (о том, что на Дону в революцию будет спокойно). Ясно, что это агония армии, и Снесарев сам рад удалиться от дел.

Последнее письмо с фронта написано в октябре 1917 года, авторы сборника добавили ещё одно от марта 1918 для логического завершения картины. Революция пошла дальше, и судьба офицеров, оказавшихся по разные стороны баррикад, представляет совсем другую историю.

They are certainly too personal. Of course, the cadre officer, successful in battles is prone to overestimate our resources. Although convinced from the beginning that the war will be led till exhaustion, he is sure that the Russian resources are huge and foresees no issues. Even the unlucky year 1915 didn’t change his mind, he stated that our strategic plans had provided for leaving Warsaw in the first months of the war.

As a dissonance against the super-patriotism you feel  bewilderment about the position of the State Duma leaders and of other supporters of the “responsible ministry”. Their number grows with the time and passers-by even reproach Snesarev in Kiev in January 1917 for his attempt to return discipline.

Even “the bad luck” of the supply crisis in Petrograd, the immediate cause of the revolution, is contradicted by the text of the letters. They mention hunger riots in Moscow and Petrograd, Snesarev himself starts sharing his rationed sugar with the family as of 1915, most likely because its price in Petrograd was too high by then. He adds even cereals to the list of home sendings in 1916.

The revolution came unexpected to anybody and the letters from 1917 seem to be written by another person, unsure of himself and fearing for his family. Sometimes he makes correct political forecasts (about the fall of Kornilov, against the family plan to return to Petrograd from the Voronezh Region in the autumn), sometimes he doesn’t (about the Don as the only quiet place during the revolution). It becomes clear that the army is agonizing and Snesarev is glad to step down.

The last letter from the front is dated October 1917, the collection includes another one dated March 1918 for completion’s sake. The revolution went further and the fate of the officers who took different sides of the barricades makes quite a different story.
  • как тебе показалось, в отношении России Снесарёв был пессимистом или оптимистом, что несмотря на трудности, всё наладится? Он не эмигрировал же.
    • Не эмигрировал, потому что для офицера главное служение Родине. Он ещё до Февральской революции пишет, что готов принять ту власть, которая будет принята народом. До корниловского выступления он уверен, что маятник революции качнётся вправо и остановится на "золотой середине". А вот осенью уже пишет, что, скорее всего, страну ждёт финансовое закабаление Антантой или Германией и территориальные потери. Видимо, по это причине он не присоединился к Белому движению, а в 1920 году перешёл к сотрудничеству с большевиками.
Разработано LiveJournal.com