?

Log in

No account? Create an account

Мой мир

"Пять вечеров" в Мастерской Фоменко / "The Five Evenings" in the Fomenko Workshop

"Пять вечеров" в Мастерской Фоменко / "The Five Evenings" in the Fomenko Workshop

Previous Entry Поделиться Next Entry
OGSM

Вчера утром прочёл у Моэма мысль, высказанную одним из героев, про то, что «всегда кто-то один любит, а другой позволяет себя любить». Я сразу закрыл книгу и на спектакль Пять вечеров в Мастерской Фоменко отправился в слегка подпорченном настроении.

I read yesterday morning Maugham’s thought pronounced by one of the heroes that “there’s always one who loves and one who lets himself be loved”. I shut the book on the spot and went to The Five Evenings at The Fomenko Workshop in slightly spoiled mood.





Да потому что пьеса Володина как раз про любовь вопреки расчётам. Ильин в послевоенное время возвращается в Ленинград к Тамаре, своей юношеской возлюбленной. Исключение из института и война в своё время разлучили их.

Дальше сюжет пересказывать не буду, он не такой банальный, как кажется поначалу. Скажу лишь, что обстоятельства против героев. Но они отходят в действии на второй план. Это усилено постановкой Рыжакова, в которой все декорации довольно условны: несколько половиц, одна двустворчатая дверь, цветы и снежинки из бумаги.

Как же передать то, что не подчиняется обстоятельствам? Оказывается, это очень просто: герои говорят, что зашли на минутку и тут же снимают одежду; они утверждают, что дверь открыта и можно уходить, но при этом перекрывают собой выход. Разумеется, для этого нужна гениальная игра актёров, и мы видим её в исполнении Гордина и Агуреевой. Им веришь полностью: и когда Гордин играет пьяного, и когда Агуреева никак не может сама позвать гостя, которого прогнала в другую комнату.

Это частный случай? Но вот такие же отношения у Кати и Славы, племянника Тамары. Они могут и спорить друг с другом, но как-то исподволь стремятся сделать друг для друга что-то доброе. Что же это? Первая любовь, которая всегда чиста? А какая же любовь у взрослых? Может быть, это не первая и не десятая, а просто настоящая любовь? Перед ней нет преград, рушатся обстоятельства, нет нужды в принцах и волшебных встречах. Наверное, всё-таки, любовь шире понимания Моэма.

Because the play by Volodin is exactly on the love against the calculations. Ilyin returns to Leningrad after the War to see Tamara, his youth’s love. Exclusion from the institute and the war had separated them earlier.

I will not spoil the plot, it is not that flat as it seems. I will just mention, the reality is against the heroes. But it gets into the background. This is further stressed by Ryzhakov’s production with rather frame decorations, several floorboards, one bivalve door, paper flowers and snowflakes.

How to express what does not subject to the reality? It seems quite easy, the heroes say they have come for a minute and immediately take off clothes, they claim the door is open and everybody’s free to go but make a barrier of themselves. This certainly requires great play by the actors and we see it performed by Gordin and Agureyeva. You believe them completely when Gordin plays a drunken man or Agureyeva fails to call back the guest she has asked herself to leave for another room.

Is it a single case? But the same relations exist between Katya and Slava, Tamara’s nephew. They may even be cross with one another, but somehow can’t help doing something good to each other. What is it? The first love, always pure? And what about that of the grown-up? Maybe it is neither the first nor the tenth but the true love? It rejects barriers, the reality parishes, there’s no need for princes or fairy meetings. Looks like love is beyond the limits set by Maugham.

Разработано LiveJournal.com