?

Log in

No account? Create an account

Мой мир

"Географ глобус пропил" Иванова / "Geographer Has Drunken Away The Globe" by Ivanov

"Географ глобус пропил" Иванова / "Geographer Has Drunken Away The Globe" by Ivanov

Previous Entry Поделиться Next Entry
Tarusa

Недавно у меня случилась неприятность. Кончилась книга Иванова Географ глобус пропил. Да, такое бывает, когда так привыкаешь к роману, что его завершение застаёт тебя врасплох. Хочется и дальше узнавать что-то новое про непутёвого Служкина (Географа), его не в меру бойких учеников и не по годам активных друзей и подруг.

 

Книга полна смешными историями на грани анекдота («Витя, я всё знаю!» - «Тогда скажи, в каком году запорожские казаки штурмовали Мачу-Пикчу»), забавными сравнениями, просто гэгами. Но в первую очередь вспоминаются не они. В голову приходит та кропотливая работа, которую главный герой проводит, чтобы изменить отношение школьников к жизни, чтобы из «красной профессуры» и «зондеркоманды» вышли личности.

 

И высшей несправедливостью кажется всё то, что происходит с Географом: его раз за разом бичуют на педсоветах, в конце концов заставляют написать заявление, а некоторые из бывших учеников потом ещё и подтрунивают над ним. Хочется вслед за Служкиным задать вопрос: почему, если он всё делает правильно, в конце получается ерунда? В чём здесь дело? В пьянстве, которым его попрекают и жена, и даже школьники? Но остальные герои пьют не меньше, а 9-классники ещё дадут ему фору в этом отношении. Может, в запретной любви к ученице Маше? Однако Географ не дал себе перейти грань, воспользоваться доверием неопытной девочки.

 

Не брать же пример со спившегося бизнесмена Будкина, торгующего самогонкой. Да и остальные примеры не вдохновляют: завравшийся милиционер, придумывающий командировки в оправдание своих кутежей, учительница немецкого, мечтающая о героях дешёвых американских боевиков.

 

Не сразу приходит понимание, что несправедливости нет в книге. Так уж заведено, что ученики рано или поздно оканчивают школу и покидают учителей, вложивших в них так много. Даже если бы Служкина не уволили, если бы он был на хорошем счету у руководства школы, он бы, всё равно, попрощался со школьниками с последним звонком. Большинство из них никогда бы его потом не навестили, как сам он никогда не бывал у своей классной, Чекушки, о смерти которой узнал совершенно случайно. Так было до перестройки, так будет и после.

 

Победа учителя в другом: в том, что его ученики меняются, учатся настоящей дружбе и взаимопомощи в походе, готовы брать на себя ответственность, а самый закоренелый двоечник Градусов в итоге без шпаргалки сдаёт географию на 5.

 

А что же – финансовое положение учителей в современной России? Оно оставляет желать лучшего, и жена может упрекать главного героя в неустроенности. Но это уже сюжет другого романа.

 

I’ve had a trouble lately as The Geographer Has Drunk Away the Globe by Ivanov ended. Yes, it happens when you get accustomed to a novel so much, that its ending takes you by surprise. You want to keep learning something new about the unlucky Sluzhkin (Geographer), his too sharp pupils and friends too active for their age.

 

The book is full of funny stories on the edge of anecdotes (“Vitya, I know everything!” – “If so, in what year did Zaporozhye Cossacks storm Matchu Pictchu?”), amusing comparisons, simple gags. It is not them however what you remember. Your head recalls the laborious work the hero runs to change schoolchildren’s attitude to life, so that “red professors” and “Sonderkommando” become persons.

 

Then everything that happens to Geographer looks like the highest injustice: he is constantly criticized at teachers’ meetings, finally they induce him to step down and even some of the former pupils banter him. You want to ask after Sluzhkin himself: why does everything fall apart if what he does is right? What’s the matter? Is it the drinking habit censured by his wife and even schoolchildren? But the other protagonists drink not less, and 9-form pupils could give him odds in it. Maybe it is the prohibited love to his pupil Masha? But Geographer would never cross the brink and profiteer from the inexperienced girl’s confidence.

 

It would neither be a solution to follow suit of the inveterate drunkard Budkin, a businessman dealing in samogon. Other examples are also far from encouraging: a lying policeman fabricating duty trips to make merry or a teacher of German dreaming of heroes of cheap American fighting hits.

 

It is not early when you realize that there is no injustice in the book. This is common practice that schoolchildren sooner or later finish their studies and leave the teachers who put so much into them. Should Sluzhkin not have stepped down, should he have stood well with the school management, he would have parted with his pupils after the last bell anyway. Most of them would have never visited him, like he had never been at Chekushka, his class teacher, of whose death he learnt but by chance. Thus it was before Perestroyka, and thus it will be hereafter.

 

The teacher’s victory is different: his pupils change, they learn true friendship and mutual aid in a rafting tour, and the basest backward schoolboy Gradusov passes exam in geography excellently without cribs.

 

And what about financing teachers in the modern Russia? It leaves much to be desired, and the wife has reason to blame the hero of disordered life. But this plot is of another novel.

Разработано LiveJournal.com