?

Log in

No account? Create an account

Мой мир

Новодевичье кладбище / Novodevichy Cemetery

Новодевичье кладбище / Novodevichy Cemetery

Previous Entry Поделиться Next Entry
Tarusa
 

Сегодня удалось во второй раз вырваться на прогулку блоггеров по Москве. Собственно, планы были иными, но, увидев на [info]idu_shagayu объявление, что Галина Алексеевна собирается на Новодевичье кладбище, я их поменял.

 На Новодевичьем я был лет 8 назад безо всякого экскурсовода, если не считать карты захоронений. Но и тогда осталась масса впечатлений и снимки могил замечательных людей. Каково же было бы посмотреть то же место со знающим человеком, спрашивал я себя!

 
Шаляпин / Chaliapin

I’ve managed today to join a Moscow walk by bloggers for the second time. My initial plans were different, but I saw an announcement about Galina Alexeyevna’s plans to go to the Novodevichy cemetery at [info]idu_shagayu and changed the plans.

 I visited Novodevichy about 8 years ago without any guide but a burial map. Still I received lots of impressions and pictures of the prominent persons’ graves. I wondered what could be the outcome of visiting the place with an expert!

 

 

 


И действительно, удалось узнать много нового. Что касается монастыря, я и сам догадывался, что живописные газоны перед Смоленским собором разбиты на месте монастырского погоста. А вот кладбище стало для меня настоящим откровением!

 

Ну разве мог я представить, что Эрнст Неизвестный соорудил памятник Хрущёву не по разнарядке, а по просьбе самого павшего вождя, с которым он познакомился в годя его опалы! Контрасты чёрного и белого как бы показывают, что в этом человеке сочетались противоречивые устремления.

 

А история про Маяковского, у которого на одном из последних выступления спросили, почему он не застрелился, как другие поэты, на что он ответил, что застрелится, если ему будут задавать такие глупые вопросы! Его последняя любовь, Денисова-Щаденко, также похоронена на Новодевичьем, причём скульптуру изваяла она сама, а на могилу её поставили нашедшие развалившуюся плиту сотрудники музея Маяковского.

 

Можно долго рассказывать про Гоголя и Чехова, Шаляпина и Вертинского, Станиславского и Вахтангова, Шнитке и Ростроповича. Но сейчас время помолчать. И просто вспомнить великих людей, а с ними и незабвенные строки Байрона:

«Усопшие – твои наследники, а мы –

Зыбь на поверхности. Среди могильной тьмы –

Ключ от глубин твоих, и служит гроб вступленьем,

Преддверьем в твой чертог с громадным населеньем.

Войдя туда как дух, я суть земных веществ

Там в превращениях постиг бы несказанных,

И видел чудеса, и – ныне бездыханных –

Открыл бы тайну избранных существ».

 
Смоленский собор (1524-1525) / The Smolensk Cathedral, 1524-1525


Чехов / Chekhov


Денисова-Щаденко, последняя любовь Маяковского / Denisova-Schadenko, last love of Mayakovsky


Педагог Макаренко / Makarenko, teacher


Шукшин / Shukshin


Памятник Хрущёву Эрнста Неизвестного / Monument to Khruschev by Ernst Neizvestny

I’ve really learnt much new. Regarding the monastery, I suspected myself that the picturesque lawns in front of the Smolensk Cathedral occupy the place of the former monastery graveyard. But the cemetery has surprised me indeed!

 

Was it possible to imagine that Ernt Neizvestny did not erect the monument to Khruschev on order, but upon request of the fallen chief himself he met in time of disgrace! Black and white contrasts seem to show that the man contained controversial ideals.

 

And the story about Mayakovsky who was asked at one of his last performances why he had not shot himself like other poets. He replied that he would, if they kept asking stupid questions like this! Denisova-Schadenko, his last love is also buried at Novodevichy, and her tombstone contains the sculpture she has done herself! It was put there later by Mayakovsky museum workers to replace a broken gravestone.

 

It may take long to tell stories on Gogol and Chekhov, Chaliapin and Vertinsky, Stanislavsky and Vakhtangov, Schnittke and Rostropovich. But it is time to be silent now. And to recall those great people and the unforgettable verses by Byron:

The dead are thy inheritors – and we

But bubbles on thy surface; and the key

Of thy profundity is in the grave,

The ebon portal of thy peopled cave,

Where I would walk in spirit, and behold

Our elements resolved to things untold,

And fathom hidden wonders, and explore

The essence of great bosoms now no more.

Разработано LiveJournal.com