?

Log in

No account? Create an account

Мой мир

"Письма из деревни" А. Энгельгардта / "Letters from the Country" by A. Engelhardt

"Письма из деревни" А. Энгельгардта / "Letters from the Country" by A. Engelhardt

Previous Entry Поделиться Next Entry
Trestyany
Engelhardt
Дворянин вынужден оставить С.-Петербург и переселиться в заброшенное имение на Смоленщине, где в пореформенной России ему приходится заново определять, как вести хозяйство. Эта история могла бы быть завязкой художественного произведения, но она произошла с Энгельгардтом на самом деле. Свои впечатления он изложил в серии писем, которые печатались в Отечественных записках и имели огромный успех.

A gentleman had to leave St. Petersburg for a neglected manor close to Smolensk. He has to define from scratch in the post-reform Russia how to manage it. This could have been a plot for a fiction book, but the story happened to Engelhardt in reality. He described his impressions in a series of letters published in Otechestvennye Zapiski and met with great success.



Очевидно, потому что проблемы этого хозяина были не уникальны. Во всей России отмена крепостного права изменила отношения крестьян и помещиков, что требовало изменения хозяйства. Сам автор в первых письмах ещё не поднимается до таких обобщений. Он пишет, что выращивание ржи менее перспективно чем льна, показывает, как правильнее мотивировать крестьянок в зимних работах со льном. Немало внимания он уделяет описанию мышления крестьянина, который воспринимает всю землю как своё законное владение. Энгельгардт обличает очковтирательство сверху спущенных выставок, показных мероприятий вроде рассаживания берёз по деревенским улицам или ночной охраны на селе.

Но каждый раз он задаётся вопросом, в чём причина того, что баре бегут из села. Только ли в том, что профессионалы из дворни, став свободными, подались в города? И он находит ответ. Противоречивость реформы, сохранившей крупные землевладения, но оставившей и крестьянам их участки, лишила помещиков рабочей силы, на которую можно было бы рассчитывать регулярно, а не только зимой или в голодные годы. Невозможность планирования хозяйства поставила слишком трудные проблемы перед землевладельцами, и большинство не смогли с ними справиться. Парадоксально, что задавленные отрезками и выкупными платежами крестьяне, всё-таки, находили возможность развивать хозяйство: они не сталкивались с подобной проблемой. Хотя ценой этого был частый голод и бегство разорившихся крестьян в города, что стало основой промышленного бума второй половины XIX – начала XX века. Но это уже совсем другая история.

Obviously because the problems of this landowner were not unique. Abolition of slavery in the whole Russia has changed relations between the peasants and the gentry, this implied the change in management. The author himself never rises to such generalizations in the first letters. He writes that the rye is less valuable than line, demonstrates how to better motivate peasant women in the winter line processing. He pays much attention to the minds of the peasants who consider all the land as his right ownership. Engelhardt exposes eyewash of the exhibitions staged from above, showy measures like birch planting along the village streets or night watch in the country.

But he puts the question every time why the gentry run from the country. Is it only because the freed expert servants moved to the cities? And he finds the answer. Incompletion of the reform, which left big manors but also small peasant sectors deprived the gentry of the workforce to rely on on regular basis, not just in winter or in hunger years. Inability to plan the management presented too big issues to the landowners and the majority failed to overcome them. As a paradox, the peasants who were under pressure from landowner stripes and refund payments, still found a way to develop their households as they never faced this problem. But the cost of this was repeated hunger and flight of the bankrupt peasants to the cities where they formed basis for the industrial boom of late 19th and early 20th centuries. But this is a completely different story.

  • То есть автор считает, что крестьянские хозяйства работали эффективней дворянских? А я как-то читала, что по объёму производства дворянские хозяйства намного превышали крестьянские, и рост с/х был именно за счет дворянских хозяйств, до Столыпина, по крайней мере
    • Здесь нет противоречия: больший объём достигался за счёт большего размера угодий, а не за счёт эффективности. Кстати, крестьянскую эффективность автор считал возможным повысить за счёт кооперации: совместных амбаров, выпаса скота и т.п.
Разработано LiveJournal.com